22:03 

Дипломатическая неприкосновенность

Князь Вежич
данмерский колдун

The rescue by OstinLein on DeviantArt
Прошли какие-то секунды, но за них успели скрыться Рихо и Сольвейг, даже босмер, которого она погоняла, но этих-то секунд не хватило, чтобы сбежать ей самой. Снова появилось оцепенение, вместе с шорохом и руганью за её спиной. Покуда данмерка оставалась во тьме, к ней возвращалась скорость, но как только её освещал заряд молнии, хлестая по пяткам, она тут же ослабевала и не могла бежать так же,к ак раньше, будто её настигало действие паралича.
Коридор был узкий и её довольно быстро нагнали, застав врасплох на скользком участке. Так и попалась пташка кошке в лапы. Она уже ощущала чужую пятерню на своём горле она сжимала достаточно, чтобы не давать данмерке дышать, но не достаточно сильно, чтобы лишить её жизни. Чужой шёпот напомнил ей речи Анкано – те же интонации, похожие слова, только теперь не она над ним в итоге возвышается, придавливая к земле, а её уничтожают, теперь развернув спиной к себе и приставив нож к горлу. Спиной Вегра нащупала что-то твёрдое и, как оказалось острое, то ли это был ещё один нож, то ли шип на доспехе талморца. Он обещал, что будет не больно ей даже должно понравиться, а если нет, то это дело вкуса – за всё должно платить, особенно за то, что за беглянкой пришлось побегать.
Вегра видела, как к альтмеру подоспели остальные собратья с факелами. Они толпились и смотрели, как охотник щекочет лезвием горло жертвы и убаюкивает её перед вечным сном. В этих глазах она не видела ничего, да и не могла уже видеть, потому, что задыхалась в своих воспоминаниях, потому, что около десяти лет назад было так же, и она не могла ничего сделать, ощущая холодную руку, поднимающуюся вверх по её бедру. Как и тогда, единой со всем целью было унизить, доставить не только физическую, но и моральную боль, заставив страдать, как и тогда, данмерка не умоляла, лишь беззвучно слёзы катились из её глаз и, казалось, это снова было концом. Лишь бы всё скорее закончилось, лишь бы...
Вегра упала на колени, и, если бы вовремя не выставила руки вперёд, распласталась бы на ледяном полу, который пропитывался кровью, и начал таять под её тёплыми ладонями. Она видела только мутный лёд, отражающий неровный свет отдалённых факелов и струи багровой крови, огибающие пальцы, и крупные рубиновые капли, падающие на них из-за плеча. Она не сколько боялась, сколько не могла поднять голову, сначала думая, что это она теряет свою жизнь, но она этого не чувствовала, а лужа становилась всё больше. Вскоре что-то за её спиной упало, вскоре что-то после ужасного гула и грохота, потянуло её вверх, вскоре что-то тёплое прижало её к себе и потащило в тень, где она чувствовала себя в безопасности.

Если бы кто-то сказал Хостесу, что Вегра может быть настолько испуганной, он бы не поверил, если бы не увидел это своими глазами. Если бы не увидел этот вселенский испуг в её глазах от которого перехватило дыхание. Она, что с лёгкостью уничтожает драконов теперь испуганно смотрела в ничто и даже не дышала, схваченная, обрекаемая на смерть и унижения. Хостес отдал приказ и талморцы перед ним расступились, только, вот, охотник не хотел отпускать жертву, маг приказал снова, но, казалось, его собрат уже слился с Вегрой в экстазе, будто он – волк, а она крольчонок, которого придавили лапами, а это значило верную смерть. Он был опьянён её страхом и не слышал ничего, кроме него и её замирающего сердца, это же слышал Хостес. Он в последний раз отдал приказ, но хищник уже не мог отказаться от кролика, потому-то и лишился головы в прямом смысле этого слова. Стая была против этого – талморцы пошли против Хостеса, но уже он почуял жажду крови, он, обезумев, натыкал на ледяные шипы, ещё не сорвавшиеся с рук, своих товарищей. Ему некогда было жалеть, некого было жалеть, нечем было жалеть – сердце сковал всё тот же испуг, что он видел в рубиновых глазах. Это было неправильно, всё было здесь неправильным и, он применил вынужденные меры, за которые пришлось платиться, но не ему, хотя и он, вскоре за них заплатит.
Для альтмера прошло мгновение, но весь коридор был устлан обгоревшими и заледеневшими трупами, коридор был полон чужой ещё горячей крови. Он тяжело дышал и всё ещё так же безумно смотрел на одного единственного талморца, стоявшего перед ним. Маг не видел его лица – тем и лучше, безликие жертвы не так мучают, как те, кого знаешь в лицо. Хостес сделал шаг, потом ещё один, но парень не двигался, дрожащей рукой держа факел. Он не набросился на альтмера, не последовал за своими, а выжидал, как и приказал старший по званию. Талморец был свидетелем резни и Хостес прекрасно знал, что таких не должно быть, но всё-таки увидел узкое лицо с раскосыми глазами, спрятанными за рваной соломенной чёлкой, которые старались не смотреть на мага. Парень был так же испуган, как и он сам, но таковы правила... Миладойро уже занёс руку для удара, но услышал плачь.
- Убирайся, - прошипел эльф, опуская руку. – Убирайся! – взревел он, ударяя кулаком заиндевелую стену, с которой посыпались кружевные снежинки.
Парень всё-таки взглянул на залитое кровью лицо Хостеса и, сначала пятясь, а потом перейдя на бег, скрылся за поворотом тоннеля. Хостес тоже побрёл по тоннелю, но в другую сторону, взваливая на себя многотонный груз вины вместе с бесчувственным телом данмерки.

Там на другой стороне он не скажет ни слова ни хмурому Рихо, ни вскрикнувшей Сольвейг, там будет свет, много света, что слепит глаза и заполняет его всего, там он скинет окровавленный плащ, как последнее напоминание и, шатаясь, не понимая ничего, станет спускаться вниз в метель и к ручью, перекинув через плечо то, что чуть не оставил умирать в залитой кровью пещере вместе с самим собой.

@темы: фанарт и фанфикшен, творчество, 4Dovah

URL
Комментарии
2015-12-22 в 01:36 

Sabalmirss
Убила наповал! Воскресну – позвоню ..(с)
Воу воу, очень мощно.)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Счастья и добра заглянувшему

главная