Князь Вежич
данмерский колдун
12.08.2017 в 15:09
Пишет Красная Рыба Армагеддона:

Кажется, я пережила катарсис, которого мне так давно не хватало.
Кажется, я в шаге к переходу в беспредметное искусство.
Кажется, с этим новым чувством тяжелее жить, чем раньше.

Тяжелее, потому что искусство это самое плотное социальное взаимодействие, которое только возможно. Потому что его суть -- раскрыть свою душу перед другими, показать то, что видишь ты сам. И чем сильнее ты растешь, чем больше в тебе возможностей отобразить саму суть явления, тем меньше тебе надо воспомогательных костылей, тех буквальных символов, которые ты нагромождаешь, что бы добиться приблизительного результата, тем лаконичнее и острее ты можешь выразить себя. Так появляется беспредметное искусство: что бы изобразить падающего сокола на первых порах тебе приходится изображать скалы, ущелье, птицу, узор на перьях, говорящий о том, что это именно сокол. Потом ты читаешь Горького, и подробности уже не нужны. Ты рисуешь падающую птицу, и ты знаешь, что это сокол, и знаешь, что вокруг него скалы. Потом ты смотришь на небо, и видишь, как двигаются в нем птицы, как их крылья взрезают воздух, и ты рисуешь не птицу, а росчерк ее следа в воздухе, ты рисуешь ПАДЕНИЕ само по себе. Потому что дело не в скалах, дело не в птице, а дело в том, что ты чувствуешь это, и это именно то, что ты хочешь сказать, самая точная формулировка твоей мысли. Самая полная для понимания.
И самая непонятная. Можно сказать, что соотношение точности отображения идеи и количество тех, кто может разобрать хоть что-то из символов идет по обратной экспоненте. Чем меньше воспомогательных символов, тем меньше способных их понять.
Потому что пока ты рисуешь скалы и сокола, распознать их может любой. Когда ты рисуешь падающую птицу, найдутся те, кто вспомнит "Песню о Соколе". Когда ты оставляешь росчерк, то в гуле голосов, ворчащих "что это за херня" ты не услышишь того, кто будет плакать над судьбой сокола вместе с тобой. Плакать, потому что тоже увидит в этом величайшую трагедию, а не линию на холсте.
А когда ты оставляешь что-то кроме этой линии, всегда найдутся люди, которые скажут "ой, мне так нравится, как художник прорисовал блики на клюве птицы", "ой, воздушная перспектива так хорошо передает туман на дне ущелья" "вообще-то, на пятом маховом крыле у сокола два пятнышка, а не одно, не умеешь -- не берись"и будут думать, что они-то понимают, что ты хотел изобразить. Но чем больше тебе приходится использовать буквальных символов, тем сильнее искажается суть, это как при многократном прогоне текста сквозь гугл-переводчик.

Собственно, по этому я очень не люблю объяснять и как-то комментировать то, что я делаю. и поэтому самые удачные работы всегда оказываются самыми недооцененными.

По-сути, изобразительное искусство, в ключе которого я это написала, тоже не имеет никакого значения само по себе, примерно так же, как и количество пятнышек на крыле сокола. это только метод. Вспомните про доктора Лектера: его метод состоял, ну, в убийстве людей. Этот метод сразу переносит его на ту далекую часть экспоненты, где количество понимающих суть происходящего стремится к, хм, одной конкретной единице. конкретная единица тупит, задает глупые вопросы в телефонную трубку, но, так или иначе, все закончилось хорошо.

Именно ли это то, о чем говорилось в начале поста? Нет, но эту мысль было проще всего сформулировать с минимальными смысловыми потерями.

URL записи

рисунок это не про анатомию, а про чувства (с)

@темы: мои мысли - мои скакуны